Аргументы Недели Керчь

//Новости партнеров

//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Новости marketgid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//Сад и огород

//Общество 13+

«Сменка» в школе спецназа

27-07-2018 12:44 [ «АН-Керчь» ]

«Сменка» в школе спецназа

С легкой руки Владимира ПУТИНА патриотизм стал модным трендом современной политики. По всей России проводятся сотни военно-патриотических лагерей, где организаторы обещают за две недели и 30 – 50 тысяч рублей превратить подростков то в спецназовцев, то в суперагентов похлеще Джеймса БОНДА. С начала лета корреспондента АН активно зазывали в такие лагеря, предлагая написать о них репортаж. Знакомство с программой этих суперспецлагерей и опыт подсказывали, что на выходе юные супергерои осваивают только строевой шаг, страйкбольное оружие и спуск по веревке с небольшой высоты. Поэтому вместо них было решено поехать в уже знакомый лагерь учебного центра вневойсковой подготовки «Каскад», где готовят настоящих юных спецназовцев.

«Воздух!» — рванул брезентовые стены армейской палатки звонкий крик, вырвавшийся сразу из нескольких едва окрепших глоток. Раздался топот бегущих ног, на улицу пулей выскочили мальчишки, они бросились врассыпную. Спустя мгновение в палатке раздался звук разорвавшейся мины. Оттуда вышел бородатый мужчина в комуфляже расцветки мультикам и в мятой панаме. Он оглядел получившийся пейзаж и похвалил: «Вот, теперь молодцы!»

«Это обычная отработка опасности с воздуха. Боец слышит звук, подает команду и покидает опасное место. Со своими я работаю точно так же. У меня в телефоне записаны различные звуки, на которые должны реагировать бойцы. Я включаю их в самый неожиданный момент. Если кто-то не среагировал, то считается условно погибшим и должен реинкарнироваться. Я же не могу работать с зомби. Реинкарнируемся мы через отжимания»,— пояснил бородач корреспонденту АН. Он не назвал своего имени, а тут же с ходу выдумал позывной Грим.

Кто такие «свои», с которыми он занимается в прочее время, Грим не сказал. Пояснил, что сюда приехал как инструктор по физической подготовке. «Свои» у него за четыре недели увеличивают количество отжиманий с 50 до 100 раз. А за два месяца человек, для которого бег на дистанцию в один километр был настоящим садизмом, вставал на полумарафон в 21 километр. При этом пробегал он это расстояние на уровне третьего взрослого разряда по легкой атлетике.

Обычно Грим тренирует взрослых. Но в этот раз он выбрался поработать с подростками — курсантами центра вневойсковой подготовки «Каскад», и теперь гоняет их через турники и брусья. Они пыхтят, стараются из последних сил через сопли и чуть ли не слезы, при этом все равно считают инструктора по физо добрым в противовес командиру взвода с позывным Змей. Он выпускник академии физкультуры и спорта, в прошлом спецназовец. Проходил службу в легендарном подразделении «Витязь» и теперь тренирует мальчишек по той системе, которую сам проходил в спецназе. Система достаточно жесткая, без жалости к слабости. Может быть поэтому Змея и считают «злым». Это летний лагерь учебного центра вневойсковой подготовки. И здесь почти армия.

Теперь ты в армии

Летний лагерь учебного центра «Каскад» всегда проводится на выезде, в полях. В течение учебного года курсанты проходят подготовку, а лагеря как сессия в университете. Тут закрепляются полученные в учебный период навыки.

Здесь все как в армии. Отбой в 23:00 после вечерней поверки, именно поверки, а не проверки. Подъем в семь утра. Потом построение, утренний туалет и зарядка.

«Целая военная академия разработала систему упражнений и рекомендовала ее в войска, а тут нарисовался ты, такой красивый, и решил ее отменить?!» — кипятится руководитель учебного центра «Каскад» Геннадий КОРОТАЕВ. Он спорит с Гримом, который настаивает на том, что армейские рекомендации составлены с учетом особенностей психологии сержанта. Они ленивы до чтения и многие из них наставления даже не открывали.

«Да, пойми ты правильно, – уже объяснял Геннадий КОРОТАЕВ Гриму. – Повышение уровня физической подготовки нужно. Но давай, ты будешь заниматься этим вечером. Мне важно, чтобы они освоили именно армейский комплекс, потому что мы готовим их в первую очередь к службе в армии. Ну, и главное, вот, ты прокачаешь их на зарядке, а что днем делать? У них весь день занятия. Они вареные у меня будут».

Грим и сам это знает. Самое удобное время для физических упражнений с шести до девяти часов что утром, что вечером. Днем эффективность от упражнений минимальная, человеку попросту лень напрягаться. «Своих» инструктор и сам заставляет заниматься укреплением физической формы именно вечером. Если дать повышенную нагрузку утром, у человека днем снизится работоспособность. Все силы он потратит на утреннюю зарядку. Отправляясь на построение, Грим глупо улыбается. На самом деле, он попросту забыл армейский комплекс – и это единственная причина его споров с Геннадием КОРОТАЕВЫМ. Во время его срочной службы никаких комплексов с ними никто не выполнял. В морской пехоте, где Грим проходил срочную службу, у него была другая утренняя зарядка. Сержанты плевать хотели на рекомендации всех в мире военных университетов и с утра заставляли морпехов бегать до, скажем так, появления острого желания немедленного отправления естественных надобностей.

Стоя перед строем, Грим придумывал выход и решил просто дать курсантам на зарядке разминочный комплекс, который у него был перед тренировками по армейскому рукопашному бою. Геннадий Коротаев заметил эту уловку. Он уже давно понял, почему инструктор спорил с ним, и теперь перехватил инициативу.

«Товарищ инструктор, разрешите я проведу сегодняшние занятия», — просит руководитель учебного центра и занимает место Грима перед строем.

Зарядка согласно армейским рекомендациям — это бег по кругу в легком темпе, потом энергичная разминка всех мышц и отработка приемов рукопашного боя. Утреннее солнце осторожно выглянуло из-за облаков. Геннадий КОРОТАЕВ тут же воспользовался этим обстоятельством и в завершение зарядки показал курсантам (а заодно и Гриму) упражнения из цикла аутотренинга. Курсанты закрыли глаза, повернулись лицом к солнечному свету, и так принимали солнечную ванну, слушая рекомендации опытного командира. Он учил их, как поймать ощущения наполнения энергией.

Глядя на эту утреннюю медитацию Грим усмехнулся. Мысль о том, что его командир взвода вместо финального прохода на руках по брусьям вдруг начал бы заставлять срочников «завтракать» солнцем насмешила его. Но эти упражнения не из армейского комлекса. Их практикуют в подразделении спецназа «Витязь». В-основном, именно туда и готовят курсантов «Каскада».

О том, что Геннадий КОРОТАЕВ был прав на все сто процентов, Грим понял после завтрака. В этот день у курсантов по программе был полевой выход. Упаковав в рюкзак десантника необходимые вещи, как учили, курсанты выслушали инструктаж, и выдвинулись маршем. По легенде учений высшее командование приняло решение о формировании диверсионной группы, в которую вошли курсанты «Каскада». Теперь они должны добраться до условной точки, где нужно захватить штабной центр противника. Старший группы Змей разбил ее на три части: головной дозор, ядро и тыловой дозор. Обозначив дистанцию, он повел диверсантов по оврагам.

На самом деле, это был марш-бросок на двадцать километров. И курсанты отрабатывали передвижение в составе группы. Они шли след в след, внимательно осматривая окрестности и реагируя на малейшую опасность. В лесу это были условные растяжки, в роли которых выступали различные ветки. Увидев ее курсант вставал таким образом, чтобы «растяжка» оказывалась у него между ног, указывал на нее пальцем и дожидался, когда подойдет следующий за ним товарищ.

Это из реальной практики. Когда группа разведчиков выдвигается в тыл противника, тропа оказывается опутанной растяжками, а обойти опасное место нельзя, разведчики точно также указывают пальцем на леску, и обязательно дожидаются подхода товарища. В жизни нарушение этого правила уже не раз приводило к подрыву гранаты.

Вдоволь налазавшись по оврагу, Змей вывел группу на дорогу. Впереди был изнурительный марш-бросок вдоль дороги. Теперь опасными признавались все проезжающие машины. При их появлении группа бросалась врассыпную и занимала оборонительную позицию на обочине. Это первая задача экзамена. Вторым вопросом в билете марш-броска стала борьба с жаждой.

Накормившее с утра энергией солнце теперь припекало. Всем захотелось пить уже после первой сотни метров, а до привала оставалось еще около девяти километров. Если бы они были в оздоровительном лагере, возможно, вожатые позволили бы подросткам утолить жажду, но здесь настоящий марш-бросок. Лишний глоток опасен, их можно сделать не более четырех, да и то во время десятиминутной остановки. А в походе есть лишь камешки и травинки, которые ты можешь посасывать во время движения. Это действительно утоляет жажду. Этому учат в подразделениях разведки, в спецназе, и в учебном центре вневойсковой подготовки «Каскад».

Правило четырех глотков нарушили пятеро курсантов. Во время десятиминутного перерыва после первой четверти дистанции они подумали, что не будет ничего страшного, если сделать на два глотка больше. Незачет им поставили первые же пятьсот метров после короткого отдыха, когда они обессилевшие отдали оружие инструкторам, а сами поплелись вслед за группой, еле передвигая ноги. Остальные ограничились четырьмя глотками и теперь терпеливо шагали по дороге, изучая сектора ведения огня.

В лагерь вернулись уже под ужин. Дошли почти все. Только один курсант на последнем километре слегка подвернул ногу и вынужден был отдать автомат старшему. Медик обработала ступню, и уже спустя полчаса боец ходил вместе со всеми, а вечером стоял в строю на вечерней поверке. Все-таки парень — будущий спецназовец, а не мальчик.

Самое интересное в «Каскад» началось спустя несколько дней. В лагерь приехали бойцы из СОБР и бывшие сослуживцы Змея. Они всегда приезжают на пару дней: на дольше не могут, так как не пускает работа. И эта пара дней самые веселые в жизни курсантов.

Первое, что делают спецназовцы — тайком берут в плен одного из курсантов и уводят его в лес. Это тоже своеобразный зачет. Курсанты должны передвигаться по лагере исключительно по двое. Поначалу они помнят об этом правиле, потом забывают. Соблюдать его важно, так как в жизни на передовой одиночного бойца могут своровать диверсанты.

После исчезновения одного из курсантов, оставшиеся в лагере инструкторы формируют группу поиска, раздают всем страйкбольное оружие и теперь нужно отбить боевого товарища у опытного и опасного противника. В распорядке дня эти занятия указаны как учебные часы, но курсанты воспринимают их как игру в «Казаки-разбойники».

Теперь это уже другая «Зарница». Раньше они может быть и двинулись на поиски гурьбой, как это бывает у сверстников, или у любителей страйкбола. Теперь поисковая группа выдвинулась маршем. Бойцам были определены сектора наблюдения, и они внимательно осматривались по сторонам в поисках реального противника.

Перестрелка началась внезапно в тот самый момент, когда был найден пленный. Взрослые спецназовцы носились вокруг поисковой группы по лесу, как сумасшедшие, появляясь то в одном, то в другом месте. И каждый раз нарывались на отпор. Так был сдан один из самых главных зачетов. Уже вечером курсанты взахлеб рассказывали родителям, как они победили опытных воинов, имевших реальный боевой опыт на Кавказе.

Последний из могикан

Это был всего лишь один из полевых выездов «Каскада», который проходит каждый год. Что-то подобное проходит по всей стране. Бывшие офицеры организуют военно-патриотические центры, где учат детей премудростям военной науки. Подростки проходят основы патриотического воспитания. Того же самого Грима знакомый десантник не раз приглашал инструктором в свой лагерь в Рязанской области.

«Я отказался. Там больше иллюзия патриотического воспитания, — рассказывает Грим. – Все, что дает тот самый десантник в лагере — строевую подготовку и сборку-разборку автомата. У него не было боевого опыта. Все остальное преподается сумбурно, не системно. Вот, в строевой подготовке он ас. Она конечно, важна, но не для боевого подразделения. И что я смогу дать подопечным десантника? Тут я факультативно учу курсантов как бесшумно подойти к часовому или передвигаться по лесу. Я могу показать, как вести карточку наблюдения в разведвыходе. Как вести группу по заминированной тропе. Но для этого нужно, чтобы у парней были хоть какие-то базовые знания. У рязанских юных десантников ее нет. Извини, но, когда я их увидел, понял, что их нужно учить даже просто держать оружие в руках. Мы две недели только работать над «вскидками» будем. А в Каскаде интересно. Ребят учат целый год, подготовка у них очень хорошая. И тут основной упор идет именно на боевую подготовку. Инструкторы здесь реальные парни с хорошим опытом специальной подготовки. Если честно, мне и самому интересно послушать их, потому что сам для себя что-то принимаю».

«Каскад» изначально и создавался как хорошая школа подготовки будущих спецназовцев и разведчиков. Учебный центр появился еще в советское время. Тогда только-только начался Афганистан и в страну пошли первые потери. Советскому военному командованию стало ясно, что существовавшая на тот момент армейская подготовка не годится для войны в Афганистане. У солдат срочной службы было слишком мало времени для того, чтобы научиться воевать с опытными душманами. Поэтому было принято решение о создании учебного центра, где школьники смогли бы получить необходимые для той войны навыки.

Первый выпуск «Каскада» сформировал костяк одноименной группы, которая была командирована в Афганистан. Результат работы бывших курсантов оказался настолько высок, что на базе учебного центра было решено создать всесоюзный центр. Опыт Геннадия КОРОТАЕВА планировалось распространить по всей стране.

Потом грянули девяностые. Страна развалилась. От нее остались лишь звезды на Кремлевской башне, и вот, этот учебный центр, уникальнейшая система подготовки которого сохранилась до сей поры. Фактически на общественных началах уже больше трех с половиной десятков лет его тащит на своих плечах один из первых «краповиков» страны Геннадий Коротаев. Эта программа его собственная. Когда-то он разработал ее на основе системы подготовки еще советского спецназа.

Теперь каждый год «Каскад» выпускает по несколько полноценных бойцов спецназа. Кто-то поступает в высшие военные учебные заведения. Кто-то призывается на срочную службу и идет прямиком в подразделения специального назначения. Но это по достижении 18 лет. До совершеннолетия курсанты учатся военной науке и каждый год ездят вот, в такие лагеря, где их гоняют по полям на марш-броски и учат прочим премудростям спецназовской науки.

Справка АН

Учебный центр вневойсковой подготовки «Каскад» («УЦВП Каскад») был создан в 1982 году на базе Комсомольского военно-спортивного клуба «Орленок» в г. Жуковский Московской области. Основной целью «Каскада» является комплексная подготовка допризывной молодежи к службе в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации. Занятия с подростками и юношами проводятся бесплатно.

Сергей СРЕДА, «Аргументы недели»

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Оставайтесь с нами. Добавьте нас в "Мои источники" в Яндекс Новостях и мы позаботимся о том, чтобы вы читали только интересный и проверенный контент

Добавить в «Мои Источники» в Яндекс Новостях

Обсудить наши публикации можно здесь:

//Новости партнеров

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Redtram

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

Загрузка...

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры